• Быстрый поиск надежных решений
    и практической информации
Получите доступ к более 2 миллионов готовых решений, публикаций и обзоров
Оформить
подписку

Джаба Эбаноидзе: «В Украине коррупцию и бюрократию убьет… электроника»


Официальному Киеву нужно идти путем, который протоптал Тбилиси. В этой стране фантастически быстро налоговую нагрузку снизили вдвое – с 40 % до 20 %. Тогда Украина сможет стать более привлекательной для внешних инвесторов. С таким предложением выступил гость нашей редакции – бывший глава Налоговой службы Грузии Джаба Эбаноидзе. Благодаря его реформам Грузия сумела эффективно перестроить налоговую систему еще во времена президентства Михаила Саакашвили.


Джаба Эбаноидзе – один из авторов налоговой реформы Грузии, специалист по регистрации имущественных и земельных прав.
Родился и вырос в Тбилиси.
В конце 1990-х работал в организации по защите прав землевладельцев. Помогал государственным органам воплощать в жизнь проекты, связанные с развитием рынка земли.
После Оранжевой революции, произошедшей в Украине в 2004 году, очень активно поддерживал правительство Михаила Саакашвили, которое вынашивало новые идеи. Несмотря на диплом геодезиста и отсутствие юридического образования Джаба был назначен заместителем министра юстиции.
В 2011–2012 годах возглавлял Службу доходов Министерства финансов Грузии. Ему удалось успешно провести реформы и снизить коррупцию в своей стране. Однако в октябре 2012 года на смену правящему «Единому национальному движению» к власти пришла оппозиционная коалиция «Грузинская мечта – Демократическая Грузия» во главе с Бидзиной Иванишвили. В связи с этим Эбаноидзе был вынужден уволиться из Минфина. С тех пор работает экспертом в сфере регистрации недвижимости и сотрудничает со многими зарубежными организациями.
В мае 2014 года был приглашен в Украину в качестве консультанта для реализации правительственного проекта «Государственные smart-сервисы», направленного на быструю и эффективную перестройку всей системы государственного управления и публичного сервиса.


– Джаба, поделитесь секретом, как Вам удалось перевоплотиться из дипломированного геодезиста в успешного организатора налоговых реформ?

Дело в том, что после смены власти новое правительство пришло к выводу, что начальник Службы доходов Минфина не обязательно должен быть дипломированным финансистом. Сначала на работе я был, можно сказать, белой вороной. Но благодаря поддержке сотрудников мне удалось провести три реформы и добиться хороших результатов. Однако после парламентских выборов 2012 года в нашей стране власть поменялась. Разумеется, я ушел из Минфина, поскольку принадлежал к команде Саакашвили. Вернулся в прежнюю организацию, где и продолжаю работать экспертом в сфере регистрации недвижимости. Кроме того, вместе со своими коллегами помогаем украинскому правительству, настроенному на реформы. В Киеве работаем по двум направлениям: реформа регистрационной системы в Минюсте и экономическое сотрудничество с Верховной Радой.

– Какими вопросами Вы занимаетесь в украинском Минюсте?

– Я помогаю решать вопросы, связанные с регистраций недвижимости, бизнеса и гражданских актов.

– А с кем Вы делились опытом в налоговой сфере?

– Пока только с неправительственными организациями. Но с представителями государственной фискальной службы Украины тоже намерены сотрудничать. Хотелось бы передать наше видение ситуации с точки зрения грузинского опыта.

– Из 26 видов налогов, ранее существовавших в Грузии, осталось, по одним данным, шесть, по другим – семь. Сколько же их на самом деле?

– На сегодняшний день шесть.

– Каким же образом удалось сократить 20 налогов?

– На первый взгляд, это кажется слишком просто – взять и сократить. Тем более что большинство налогов не играет существенной роли для наполнения госбюджета. Самое главное – повысить эффективность уплаты оставшихся налогов. При этом для нас было важно поднять конкурентоспособность экономики Грузии и создать благоприятную среду для привлечения инвесторов. Иначе мы бы ничем не отличались от своих соседей…

– Каких соседей Вы имеете в виду?

Турцию, Азербайджан, Армению… Чтобы конкурировать с ними, правительство Грузии решило отказаться от социального налога и снизить подоходный. В итоге общая налоговая нагрузка была сокращена вдвое. Кроме того, мы упразднили социальный фонд и создали хорошие условия для инвесторов. Будучи ориентированными на развитие бизнеса, мы пришли к выводу, что система социальной защиты приоритетной не является. Тем более что в социальной сфере были большие проблемы, связанные с тем, что из фонда соцстраха деньги просто испарялись и оседали в карманах чиновников. Поэтому социальные выплаты взяло на себя государство. Это позволило за пять лет (в период с 2004-го по 2009 год) снизить общую ставку подоходного налога с 40 % до 20 %. И чем меньше становилась ставка, тем больше доходов получал госбюджет. В итоге налоговые поступления увеличились в 20 раз.

– Вы предлагаете то же сделать и нам?

Да, мы рекомендуем Украине поступить так же. Ведь у вас очень сложная ситуация с уплатой налогов. Многие компании показывают налоговикам только официальную часть зарплаты, а неофициальную скрывают с помощью конвертов. Из-за теневого бизнеса украинский госбюджет недополучает очень крупные суммы. Почему? Одна из причин слишком высокий подоходный налог. Поэтому нужно провести реформу, с помощью которой подоходный налог довести до такого уровня, чтобы бизнесу не было смысла его скрывать.

К примеру, мы больше сконцентрировались на НДС и таможенном налоге. Как только в Грузии повысили эффективность администрирования НДС (который составлял около 50 % от всех доходов), в госбюджет страны сразу же начали поступать большие деньги. Параллельно начали снижать процентную ставку подоходного налога. Мы добились того, что администрирование стало нормальным, уровень коррупции снизился. Оставшихся шести налогов вполне хватает, чтобы наполнить госбюджет: он составляет около шести миллиардов долларов.

– Хотелось бы еще уточнить показатели по наполнению грузинского госбюджета. Ваш коллега, бывший вице-премьер Георгий Барамидзе недавно озвучил нам следующие цифры: НДС – 18 %, налог на личную прибыль – 20 %, налог на прибыль от финансовых операций – 10 %, а в сфере продажи недвижимости – 1 %. Так ли это на самом деле?

Эти данные уже немного устарели. Сегодня в Грузии НДС составляет 18 %, подоходный налог для физлиц – 20 %. Прибыль от финансовых операций – 15 %, а в сфере продажи недвижимости – 1 % для юридических лиц и 0,1 % – для физических.

– Поделитесь опытом успешного внедрения кассовых аппаратов, при помощи которых вам удалось увеличить объемы наполнения госбюджета…

– Процесс раздачи новых контрольно-кассовых аппаратов с системой GPRS начался еще в августе 2011 года. Доставку оборудования обеспечила болгарская компания Daisy Technology, победившая в тендере на поставку 100 тысяч аппаратов. Зимой 2012 года в Грузии было введено обязательное использование кассовых аппаратов с системой GPRS (пакетная радиосвязь общего пользования). Они были напрямую связаны со Службой доходов, которая без посещения объекта в онлайн-режиме получала на центральный сервер всю информацию, в том числе о каждом выбитом чеке. Если у налоговиков возникают какие-либо сомнения по тому или иному владельцу бизнеса, они могут быстро проверить, все ли его операции проведены через кассу?

– Как, по-Вашему, можно в Украине вывести экономику из тени?

– У вас очень сильная коррупция. Слишком много денег уходит на взятки. Украинские бизнесмены, с которыми мне довелось общаться, рассказывали, что творят сотрудники таможенной и налоговой служб. Если бы я, к примеру, решил открыть свой бизнес в Киеве, ко мне тут же явился бы налоговик. И интересовали бы его отчисления не столько в госбюджет, сколько в собственный карман. Какой же предприниматель захочет платить дважды – и в казну, и на «лапу»?

Если удастся уменьшить взяточничество на таможне хотя бы процентов на 20, в госбюджет сразу же поплывут миллиарды. Можно будет финансировать не только украинских военных на Востоке Украины, но и жизненно важные реформы. Я бы предложил вновь созданной Фискальной службе снизить налоговое бремя до 20–25 %, и таким образом способствовать отказу от зарплат в конвертах.

– Если бы Вас пригласили в нашу Фискальную службу, какие шаги Вы предприняли бы?

– В первую очередь ввел бы электронные счета-фактуры для учета НДС. Ведь бумажные варианты – лишняя работа.

Мы сделали полностью электронную налоговую систему. Создали IT-отдел, наняли квалифицированных сотрудников и платили им высокие зарплаты. Благодаря этому у каждого плательщика теперь есть электронная налоговая учетная карточка и электронный кабинет. В нем отражается вся информация (декларации, налоги, штрафы и пени). Если меняются налоговые нормы — плательщик видит сообщение сразу, как только заходит в кабинет. При этом ведется электронный учет правонарушений. Система автоматически определяет просрочку уплаты, начисляет штраф и сообщает об этом плательщику. С налоговым инспектором договориться можно, а вот с электронной системой – нет.

– Вы предлагаете использовать достижения электроники и в украинских реалиях?

– Не просто предлагаю. Я уверен, что в Украине коррупцию и бюрократию убьет электроника. Она также позволит отслеживать движение товаров по всей стране. К примеру, при помощи электронных транспортных накладных можно проверить транспортное средство, не останавливая его. Посмотреть по базе и убедиться, выписана ли накладная на данную машину, и в случае несоответствия данных – штрафовать. В Грузии благодаря этой системе в госбюджет ежемесячно поступает около 40 миллионов лари (примерно 300 миллионов гривень).

Еще один шаг – вместо тюремных заключений ввести большие штрафы. Раньше у нас порог уголовной ответственности был на уровне неуплаты 30 тысяч долларов. Потом систему принудительных мер автоматизировали: если налог не уплачен, у должника автоматически замораживался счет в банке. Если же остатки по счетам не покрывали налоговых обязательств и штрафов, накладывался арест на имущество. Все это происходит за несколько минут и без вмешательства исполнительной службы. После погашения задолженности принудительные меры автоматически снимаются. Это своеобразное стимулирование к соблюдению дисциплины: проще самому заплатить несколько десятков тысяч лари, чем столкнуться с арестом имущества на миллионы.

– Сейчас у нас обсуждают тему о создании Службы финансовых расследований. В этом органе хотят объединить соответствующие подразделения МВД, СБУ и налоговой милиции. Не приведет ли это к монополии власти над бизнесом?

– Уж лучше бизнесу бояться одного органа, чем нескольких. Ведь в нынешней ситуации неизвестно, кто и когда может нагрянуть с проверкой. Главное при этом – провести налоговую реформу и обеспечить прозрачность.

– Сегодняшняя Украина чем-то напоминает Грузию образца 2008 года, когда у вас тоже была война с Россией. Как Вы оцениваете наши экономические возможности?

– Я верю в Украину, у вас большой потенциал в плане как человеческих ресурсов, так и природных. Если его правильно использовать, произойдет большой экономический скачок. Надеюсь, у вас будут проведены серьезные реформы в сфере экономики и административных услуг, и вы станете сильным европейским государством. Более того, при помощи новых технологий ваша страна может изменить и саму Европу…

Беседовал Валентин Ковальский

Комментарии к материалу

Оформить подписку на раздел «Коммерция»

Надежные решения по бухучету, налогам и праву

525 грн / квартал

Купить