• Быстрый поиск надежных решений
    и практической информации
Получите доступ к более 2 миллионов готовых решений, публикаций и обзоров
Оформить
подписку

Владимир Хоменко: «Мы проанализируем не только доходы, но и расходы всех руководителей»


«Об основах предотвращения и борьбы с экономическими правонарушениями» – так называется правительственный законопроект от 08.08.2014 №4449а, который готовят к рассмотрению в профильном парламентском комитете. В документе говорится о создании Службы финансовых расследований (СФР) – нового органа в сфере охраны экономической безопасности государства. Цель нового органа – противодействие экономическим преступлениям. Автором этой идеи выступает первый заместитель председателя Государственной фискальной службы Владимир Хоменко. Именно его считают одним из наиболее вероятных кандидатов на пост будущего руководителя СФР.


Владимир Петрович Хоменко – первый заместитель председателя Государственной фискальной службы, заслуженный юрист АР Крым, генерал-полковник налоговой милиции.
Родился 26 июля 1954 года в селе Черемошное Погребищенского района Винницкой области.
1976 – окончил Киевский автомобильно-дорожный институт (ныне – Национальный транспортный университет) по специальности экономика и организация автомобильного транспорта.
1986 год – окончил Академию МВД СССР.
1986-1989 годы – оперуполномоченный управления по борьбе с хищениями социалистической собственности (г. Киев).
В годы независимости был первым заместителем председателя Государственной налоговой администрации в Автономной Республике Крым.
Декабрь 2007 – сентябрь 2009 – заместитель министра внутренних дел, глава Департамента финансовых ресурсов и бухгалтерского учета МВД.


– Владимир Петрович, какие, по Вашему мнению, должны быть отношения между бизнесом и будущей Службой финансовых расследований?

– Прежде всего, профессиональными. Тогда будет меньше обращений в суд и эффективнее будут решаться насущные вопросы, которые мы поднимаем на рабочих встречах с бизнесом. Конечно, мы будем продолжать борьбу с экономической преступностью, теневой экономикой. Сегодня это главная задача налоговой милиции, которая действует в соответствии с нормами Налогового кодекса. Кроме того, нам удалось разрушить преступные схемы бывшего Министерства доходов. Они были связаны с хищением бюджетных средств и личным обогащением семьи предыдущего главы государства. В Государственной фискальной службе проводятся соответствующие кадровые ротации. На смену тем, кто использовал преступные схемы, приходят новые люди, призванные работать на государство и действовать в правовом поле.

1 из 1

«Название законопроекта № 4449а не соответствует его содержанию. Ведь в нем фактически определяются не основы предотвращения и борьбы с экономическими правонарушениями, а правовой статус центрального органа исполнительной власти в сфере охраны экономической безопасности государства... По общему правилу задачей законов является регулирование общественных отношений, а не создание тех или иных органов исполнительной власти... Юридически сомнительным является предложение законопроекта об установлении уголовной ответственности за «незаконный ввоз в Украину подакцизных товаров» (п. 2 ч. 1 р. ІV Заключительных и переходных положений). Реализация данного положения приведет к нежелательной конкуренции норм уголовного закона и Таможенного кодекса (ТК), поскольку указанное правонарушение при наличии достаточных оснований может быть квалифицировано по статьям 471 или 472 ТК».

Из заключения Главного научно-экспертного управления
Верховной Рады Украины по законопроекту № 44449


– Законопроект о СФР представлен от имени правительства, но его непосредственным создателем считают именно Вас. Чем это вызвано?

– Когда меня только назначали на должность заместителя министра доходов и сборов, правительство приняло решение о создании нового органа – Службы финансовых расследований. В начале августа в Верховную Раду передали соответствующий законопроект. Надеюсь, эта инициатива найдет отклик и среди представителей бизнеса и СМИ. Нам нужна обратная связь, чтобы получить ответ, нужен ли такой орган Украине. До сих пор силовые структуры были средством для перераспределения бизнеса. У нас совсем другой подход. Прежде всего мы должны преодолеть коррупцию, которая мешает легальному бизнесу. Я уже не говорю об отмене тех барьеров, которые приходится преодолевать при создании юридического лица и организации работы бизнеса. В таких случаях приходится иметь дело с различными фискальными службами, налоговыми органами и другими контроллерами, которых сегодня немало...

– Можете их перечислить?

– Прежде всего, это Государственная фискальная служба, в которую входят департамент борьбы с отмыванием доходов, полученных преступным путем, и налоговая милиция. Аналогичные структуры существуют и в других ведомствах. Например, при МВД работает департамент государственной службы борьбы с экономической преступностью, а при СБУ – главное управление контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности и департамент защиты экономики СБУ. Кроме того, есть Государственная финансовая инспекция. Все эти подразделения нужно ликвидировать, поскольку именно на их базе будет создаваться Служба финансовых расследований.

– Что это даст бизнесу?

– Уменьшится давление на бизнес, то есть не будет такого количества контроллеров, как сегодня. Мы проводим оперативно-разыскную деятельность для выявления теневых схем. Виновных в экономических преступлениях нужно привлекать к уголовной ответственности. Этого требует принцип неизбежности наказания. Мы не можем быть партнерами для тех, кто продолжает воровать. Но нужно работать системно. Причины, приводящие к коррупционным и теневым схемам, нужно устранять.

– Можете привести конкретные примеры?

– Я не буду останавливаться на конкретных примерах. Скажу лишь, что мы проанализировали теневой рынок алкогольных напитков. Этот рынок был криминальным еще в советское время, таким же он остается и сегодня. Сколько было положено голов за влияние на этот бизнес... А мы сделали простые шаги: взяли под контроль места изготовления и реализации теневой алкогольной продукции. Было установлено, что теневой бизнес – это около половины легального, который составляет 50–55 млн литров в год. То есть на нелегальный приходится 25–27,5 млн литров! Благодаря принятым мерам нелегальный оборот уменьшен в 5–6 раз.

– А когда Вы сможете уничтожить нелегальный бизнес на «все сто»?

– Это фантом! На «все сто» его уничтожить невозможно.

– Почему?

– Кражи цистернами установить можно, а кражи канистрами – нет. Кроме того, левый спирт поставляется еще и контрабандным путем.

– То есть функции борьбы с финансово-экономическими преступлениями Вы хотите сосредоточить в одних руках. Но такую идею в свое время пытался реализовать директор Национального бюро расследований Василий Дурдинец, который еще в «кумовские времена» хотел «одолжить» соответствующие подразделения у СБУ и МВД. А что из этого получилось...

– Я лично знаком с Василием Васильевичем. Мы с ним говорили и о создании Службы финансовых расследований. Он был руководителем Нацбюро, но не имел ни кадров, ни финансирования, ни «своего» закона. А мы пошли другим путем: подготовили соответствующие законопроекты и целый пакет изменений в несколько сотен законодательных актов.

– Как известно, Верховная Рада не поддержала проект налоговой реформы, которую предложило правительство Яценюка. Где гарантия, что и Ваши громкие заявления не завершатся пшиком?

– Я думаю, что нам все же удастся создать Службу финансовых расследований. Уже всем надоело смотреть на то, как воруют со всех сторон. Мы организовали широкое обсуждение этого вопроса...

– Чтобы создать новый орган «под кого-то»?

– Службу будут создавать не под меня, Иванова, Петрова или Сидорова, а ради экономической безопасности государства. На смену многочисленным контролерам должен прийти новый, более эффективный орган. Таким образом, мы устраним дублирование функций различными министерствами и ведомствами. Я открыт для диалога. Если нас поддержат и журналисты, и бизнесмены, и правозащитники, то депутаты Верховной Рады должны будут отреагировать?

– Депутаты лоббируют «свои» законы...

– Мы это знаем. Сколько уже написано законов, сколько проведено мероприятий в Тендерной палате, а порядка так и нет. Как разворовывали государственные средства через госзакупки, так и разворовывают. Поэтому я предлагаю поименное голосование. Пусть народ видит, как голосуют его избранники.

– По мнению экспертов, законопроект № 4449а почти ничем не отличается от детища Азарова 2013 года. Говорят, Вы хотите создать новый карательный инструмент. Скажите откровенно, кого и как будет контролировать Служба финансовых расследований?

– Мы проанализируем не только доходы, но и расходы всех руководителей. Для этого должны быть приняты соответствующие законы. Ведь на самом деле эти показатели между собой очень сильно отличаются.

Вспомните, сколько раз этот вопрос выносился на голосование в сессионном зале парламента, но его так и не приняли. Потому что знают: есть чего бояться. Кстати, мы возьмем это правило на вооружение при подборе кандидатов для работы в СФР. Также предусматривается создание соответствующего реестра, чтобы представители бизнеса видели, какие предприятия фиктивные, а какие нет. Наконец, Служба финансовых расследований создается не для того, чтобы воевать с бизнесом. Кто убивает курицу, несущую золотые яйца? Наехать и отобрать – принципы прошлого. Мы должны от этого отойти и дать возможность бизнесу развиваться. Это не пустые декларации. В любой цивилизованной стране мира знают, что невозможно избежать двух вещей – смерти и налогов. Мы тоже должны выстроить такую систему, чтобы бизнес спокойно работал и спокойно платил налоги. Вы защищаете свой бизнес, я — интересы государства.

– В Уголовно-процессуальном кодексе предусмотрено создание Государственного бюро расследований. Как этот орган должен действовать, учитывая идею о создании Службы финансовых расследований?

– В правительственной концепции реформирования предусмотрено создание такого органа. Возможно, это будет Государственное бюро расследований или следственный комитет. Но уже сегодня понятно, что следствие должно быть сконцентрировано в одной независимой структуре. Сейчас по поручению премьера разрабатывается реформирование всей правоохранительной системы. Уже состоялось несколько заседаний правительственного комитета, посвященных этому вопросу. Указанные реформы должны касаться не только бывшего Министерства доходов, но и Министерства внутренних дел, Службы безопасности Украины. Есть функции, которые не свойственны МВД и СБУ, но они их «тянут».

– Учитывается ли при этом общественное мнение?

– Я понимаю, что надо прислушиваться к предложениям общества. Но те, кто идут к нам работать, должны отвечать двум условиям: быть профессионалами и работать в интересах государства. Когда меня приглашали на работу в Министерство доходов и сборов, я попросил, чтобы у нас не было квот от различных политических партий, поскольку это чревато разрушением правового поля. Если человек продвинут по «партийной линии», то он будет лоббировать интересы своей политической силы.

– О бывшем руководстве Миндоходов сказано уже немало негативного... А что положительное?

– Не все у нас плохо. Да и выгнать всех невозможно. Когда будем создавать Службу финансовых расследований, то будем отбирать тех, кто хорошо ориентируется в юридических и налоговых вопросах.

– В составе какого министерства или ведомства должна быть эта Служба?

– Предполагается, что это будет отдельный орган центральной исполнительной власти со специальным статусом и представительством во всех областях. Он будет подчиняться Кабинету Министров. Ежегодно СФР будет отчитываться перед Верховной Радой. В рамках оперативно-розыскной деятельности и следствия – перед Генеральной прокуратурой. Кроме того, у Службы будет своя внутренняя безопасность.

– Представителей бизнеса интересует не только подотчетность СФР. На повестке дня стоит более актуальный вопрос: количество проверок от этого уменьшится или нет?

– Уменьшится, причем во много раз. Ведь речь идет о довольно серьезной аналитической работе, направленной на выявление правонарушений. А просто так заходить «в гости» – вообще исключается. Самое главное — при проверках избежать субъективизма. Будем автоматизировать свою деятельность по примеру США: из ста возможных проверок выбирать одну, а затем проводить ее без участия человеческого фактора...

Беседовал Валентин Ковальский

Комментарии к материалу

Оформить подписку на раздел «Коммерция»

Надежные решения по бухучету, налогам и праву

525 грн / квартал

Купить