• Быстрый поиск надежных решений
    и практической информации

Uteka

Я ищу...

Где искать:

расширенный поиск
Получите доступ к более 2 миллионов готовых решений, публикаций и обзоров
Оформить
подписку

Владимир Духненко: «Банковские рейтинги оказались полезными для рынка даже в тяжелых условиях»


Украинские банки один за другим становятся неплатежеспособными. Естественно, это негативно сказывается на работе предприятий и состоянии экономики в целом. В связи с этим и вкладчиков, и кредиторов больше всего волнуют два вопроса: когда закончится эта волна банкротств и как вовремя распознать проблемы у обслуживающего банка?

Информацией о платежеспособности банков в силу специфики своей работы владеют рейтинговые агентства. На основании таких данных они и присваивают финансовым учреждениям тот или иной уровень надежности – кредитный рейтинг. Поэтому о прогнозах на текущий год и рекомендациях для банковских клиентов мы решили поговорить с директором ООО «РА «Эксперт-Рейтинг» Владимиром Духненко.


1 из 1

Владимир Духненко работает в рейтинговом бизнесе с февраля 2005 года. В декабре 2005-го стал членом Украинского общества финансовых аналитиков (УОФА), а в январе 2007-го возглавил ООО «РА «Эксперт-Рейтинг». В октябре 2010 года стал членом Украинской профессиональной ассоциации по защите инвесторов, кредиторов и страхователей (УПАЗИКС). С ноября 2014 года входит в состав Общественного совета при Нацкомфинуслуг, возглавляет подкомитет по раскрытию информации.


– Владимир, объясните, пожалуйста, зачем нужны рейтинги. Кто ими пользуется?

– Кредитные рейтинги – это классический инструмент, который определяет вероятность дефолта.

Изначально рейтинги использовали управляющие инвестиционными фондами для снижения портфельных рисков, но в конце ХХ века перечень пользователей рейтингов расширился. По нашим наблюдениям, неквалифицированные инвесторы также часто руководствуются рейтингами. При этом в большинстве случаев их интересует не столько буква (уровень) присвоенного рейтинга, а информация, сопровождающая рейтинг.

Немного позже на рейтинги начали обращать внимание органы власти и крупные компании реального сектора, которые стали использовать их для качественного отбора участников тендеров при закупке финансовых услуг.

В ЕС и США наличие рейтинга сейчас – это хороший тон, признак цивилизованного ведения бизнеса, который демонстрирует уважение банка, страховой компании, эмитента облигаций к своим кредиторам или потребителям услуг.

Как правило, рейтинг сопровождается публичным обоснованием в виде Рейтингового отчета, который служит дополнительным источником информации о банке, страховой компании или эмитенте облигаций. В нашем информационно закрытом пространстве порой именно рейтинговое агентство является единственным источником достоверной финансовой информации о клиенте.

– Какую информацию о финансовом состоянии Вам предоставляют банки? Вы уверены в ее достоверности?

– Банки предоставляют ежемесячную и ежеквартальную отчетность. В случае возникновения проблем банк переводится аналитиками агентства в режим усиленного мониторинга, и аналитическая служба имеет право запрашивать данные об исполнении нормативов НБУ в ежедневном формате. Также сегодня мы регулярно отслеживаем наличие кураторов в банках с рейтингом нашего агентства. Напомню, что в банк не могут ввести временную администрацию, если до этого на протяжении нескольких месяцев он не был признан проблемным, то есть в нем не работал куратор НБУ. Поэтому мы не только технически привязались к среднему значению нормативов НБУ, которые можно и «нарисовать», но и косвенно отслеживаем результаты анализа НБУ в отношении своих подопечных.

Понятно, что абсолютных гарантий такая двухуровневая система анализа не дает, но она значительно уменьшает процент дефолтов в нашем клиентском портфеле. Организация двухуровневой системы анализа и переход в банковском секторе от ежеквартального анализа отчетности к ежемесячному как раз и направлены на минимизацию рисков представления в агентство недостоверной отчетности для анализа.

– Что вы имеете в виду, говоря о клиентском портфеле?

– Клиентский портфель – это все наши клиенты, получившие у нас рейтинг. Весь клиентский портфель (список клиентов) отражен в нашем Рейтинг-листе.

– Стоит ли компаниям ориентироваться на рейтинги при выборе обслуживающего банка?

– В конце ноября 2014 года УПАЗИКС и Украинская ассоциация инвестиционного бизнеса опубликовали результаты исследования работы украинских рейтинговых агентств в банковском сегменте. Наше агентство продемонстрировало неплохой результат – всего 12 % банков, которым мы устанавливали рейтинг, стали неплатежеспособными. То есть, пользуясь нашими рейтингами при выборе банков, по итогам 12 месяцев кризиса вкладчик потерял бы всего 12 % своих сбережений.

Это второй результат на рынке рейтинговых услуг и первый среди рейтинговых агентств, получивших статус уполномоченных до июля 2010 года. Однако здесь важны не столько итоги нашей деятельности, сколько сам факт, что рейтинги доказали свою пользу для украинского рынка даже в тяжелых, практически военных условиях.

– По каким признакам можно понять, что обслуживающий банк стал проблемным?

– Первый сигнал – это проблемы с возвратом депозитов в национальной валюте. Эту информацию можно получить на интернет-форумах, при посещении отделений банка, из отзывов знакомых и т. п.

Также негативный сигнал таится в любых сбоях банковских платежей, ухудшении условий обслуживания банковских карточек, частых «перебоях в работе компьютерной сети банка» и других факторах, которые свидетельствуют о том, что банк растягивает во времени исполнение своих обязательств.

При первых подобных признаках мы рекомендуем юридическим лицам подумать о смене обслуживающего банка, а физическим лицам подавлять эти риски с помощью диверсификации обслуживающих банков.

– Чего ждать от банковской системы в 2015 году?

– Думаю, что череда дефолтов продолжится. Поскольку ситуация в экономике нестабильная, по-прежнему падает качество банковских активов (кредитов). Такие процессы обычно быстро не останавливаются – после подобных стрессов нужно 2–3 года, чтобы вывести из банковской системы все «токсичные» активы. Вряд ли Украина это сможет сделать без помощи наших западных партнеров.

– Что означает качество актива? Какие активы стали некачественными и почему?

– Качество активов – это качество кредитов и ценных бумаг банков, которое зависит от состояния дел у заемщика. Качество кредита падает, когда у заемщика падает выручка, то есть в условиях кризиса.

– Как происходит вывод из банковской системы, как вы выразились, «токсичныых» активов? Что это означает для заемщика? Для других клиентов банка?

– Вывод «токсичных» активов – это процесс, который, как правило, организует центральный банк, выкупая проблемные активы у банков и формируя из них «плохой банк» или объединяя в фонды для дальнейшего обслуживания. Для заемщика это ничего не означает, он как платил по кредиту, так и платит, но, возможно, получает более мягкие условия.

– Верно ли, что причиной неплатежеспособности банков стал массовый вывод банками средств за границу под видом выплат нерезидентам?

– Нет.

– А что тогда, по Вашему мнению, стало основной причиной банковского кризиса? Заемщики перестали расплачиваться по кредитам?

– Да, падение качества активов – это одна из основных причин банковских дефолтов.

– Какие Вы видите пути выхода из банковского кризиса, что нужно менять?

– Необходимо тщательнее проработать механизмы спасения банков через национализацию. Пока что за 12–14 месяцев кризиса государство не попыталось спасти ни единого банка. Пострадали крупные розничные банки, а соответственно, и их вкладчики. НБУ предстоит разработать комплекс мероприятий, направленных на восстановление доверия к банковской системе. Сейчас образовалось несколько точек стабильности в банковском секторе – это госбанки и банки с иностранным капиталом.

– Нужна ли большая открытость или, наоборот, банкам лучше скрывать истинное положение дел?

– Сокрытие истинного положения дел обычно приводит к еще худшим результатам, поэтому банки должны быть информационно открыты для своих клиентов и готовы разъяснять им свои действия. Если у банка возникают трудности, он должен обратиться за помощью к акционерам, а при отсутствии средств у акционеров – к НБУ. Статистика НБУ показывает, что, пока была возможность, НБУ никому из банков не отказывал в рефинансировании.

– От предоставления банкам рефинансирования НБУ пока выигрывают только их собственники...

– Это не совсем так, поскольку рефинансирование обычно идет на возврат вкладов. Конечно, бывает так, что эти вклады принадлежат инсайдерам банков, но это совсем не обязательно.

– Кредиторы банка, узнав о его проблемах, с большой долей вероятности захотят сменить банк. Получается, что открытость может навредить?

– А чтобы этого не было, кредиторам банка нужно сразу рассказать о проблемах и предложить пути их решения. Поскольку сокрытие проблем порождает ненужные слухи, рано или поздно информация на рынок просочится, но если она попадет на рынок от третьих лиц – доверие к банку будет подорвано.

– Что именно банк должен сообщать клиентам?

– Существует одобренный НБУ перечень информации, которую банки предоставляют своим клиентам, а также размещают на своих сайтах в открытом доступе – это финансовая отчетность и отдельные нормативы.

– Должны ли собственники банка нести ответственность в случае его неплатежеспособности? Возможно ли это в нынешних условиях?

– Безусловно, все собственники банков несут ответственность в случае дефолта банка в размере своего взноса в уставный капитал банка. Но на практике часто бывает так, что при ликвидации банка средств не хватает даже для расчета со всеми вкладчиками и кредиторами. Мы ожидаем, что в ближайшее время НБУ выйдет с законодательными инициативами, что позволит изменить ситуацию. Пока же мы знаем, что Фонд гарантирования вкладов делал попытки привлечь ряд акционеров крупных банков к ответственности через суд, но суды выносили решение в пользу ответчика.

– Сталкивались ли Вы с ситуацией, когда собственников банка невозможно идентифицировать? Насколько доступна такая информация?

– Примерно треть банков в Украине на начало 2015 года идентифицировали собственников лишь формально. Это действительно проблема, поскольку мы сталкивались в работе с банками, которыми владели гибралтарские компании, где очень высокий уровень анонимного сервиса. С такими банками, как клиентами, мы расстались в 2013 году, а сейчас в них работает временная администрация.

– Как банковский кризис может отразиться на других финансовых институтах, например, страховых компаниях?

– Мы ожидаем снижение уровня платежеспособности в страховом секторе, поскольку ряд страховщиков потерял часть своих резервов. Увеличение числа проблемных банков приведет к ухудшению качества депозитных портфелей страховщиков. Вероятно, 10–15 компаний будут вынуждены просто уйти с рынка. Мы надеемся, что Нацкомфинуслуг тщательно регламентирует процесс выхода с рынка таких компаний, чтобы страхователи не пострадали.

– Большое спасибо за содержательную беседу.

Беседовала Елена Завьялова

Комментарии к материалу

Оформить подписку на раздел «Коммерция»

Надежные решения по бухучету, налогам и праву

810 грн. / квартал

Купить

Лучшие материалы

Владимир Духненко: «Банковские рейтинги оказались полезными для рынка даже в тяжелых условиях»