• Быстрый поиск надежных решений
    и практической информации

Uteka

Я ищу...

Где искать:

расширенный поиск
Получите доступ к более 2 миллионов готовых решений, публикаций и обзоров
Оформить
подписку

Оксана Продан: «На экране говорят одно, а действуют иначе»

«Воин предприятия» – такое непривычное словосочетание напрашивается в связи с принятием Закона от 15.01.15 г. № 116-VIII (далее – Закон № 116), который предусматривает очередную порцию «мобилизационных» новелл для военнослужащих и работодателей. Новые законодательные изменения привели к конкуренции норм КЗоТ. Как понять расхождения между ст. 36 и 119 КЗоТ? Об этих и других нюансах законотворчества рассказывает Оксана ПРОДАН, народный депутат Украины, первый заместитель председателя Комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Верховной Рады.


1 из 1

Оксана Петровна Продан (Полищук) родилась 16 апреля 1974 года в Черновцах. В 1996 году закончила Черновицкий государственный университет (международная экономика), в 2000-м – Институт статистики, учета и аудита (аудитор), а в 2002-м – Черновицкий национальный университет (правоведение). С марта 2005 года – член Общественного совета при Государственной таможенной службе, секретарь Совета импортеров при Кабинете Министров. С июля 2005-го – заместитель председателя Совета по вопросам внешнеэкономической деятельности при Кабинете Министров. С июня 2008-го – председатель Совета предпринимателей при Кабинете Министров. В ноябре 2010 года во время протестных акций (против принятия Налогового кодекса) принимала участие в переговорах с представителями правительства.
Глава общественной организации «Всеукраинское объединение предпринимателей малого и среднего бизнеса «Фортеця». Народный депутат Украины 7-го созыва, первый заместитель председателя парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики. Замужем, воспитывает двоих дочерей.


– Оксана Петровна, как Вы оцениваете Закон № 116? Предполагалось, что он будет направлен на усовершенствование механизма социальной защиты граждан, которые проходят военную службу во время особого периода. Хотели как лучше, а что вышло? За чей счет будет обеспечена такая соцзащита? За счет работодателей, у которых эти люди работали до призыва?

– Вопрос не только в Законе № 116, хотя и он не является безупречным. Речь идет о комплексной проблеме. В ее основе – желание некоторых чиновников переложить свои просчеты на плечи бизнеса и людей. Это порождает недоверие к власти, а в конце концов ведет к крайне негативным последствиям и тормозит изменения в стране.

Проблему, связанную с выплатой компенсаций работодателям, создал Кабмин своей бездеятельностью. За более чем полгода правительство не смогло принять постановление, которое бы регулировало этот вопрос. Законодательная норма есть, а вот документ, прописывающий механизм ее реализации, надолго застрял в длинных правительственных коридорах. Наверное, это было сознательное решение. И только после целого ряда обращений, в том числе и моих, а также вступления в силу Закона № 116, Кабмин подготовил соответствующий порядок.

1 из 1

С 8 февраля 2015 года за работниками, которые были призваны во время мобилизации и продолжают военную службу в связи с подписанием контракта с командованием, сохраняются место работы (должность ) и средний заработок на предприятии, в учреждении, организации, независимо от подчинения и формы собственности, более чем на один год.


– Значит, за мобилизованным работником и в дальнейшем сохраняются место работы, должность и средний заработок на предприятии? Даже несмотря на окончание предусмотренного законом срока – до одного года?

– Да, сохраняются. В Законе № 116 есть норма, согласно которой за мобилизованными работниками, которые продолжают военную службу по контракту, сохраняются должность и средний заработок более чем на один год. Что касается того, за чей счет будет обеспечена соцзащита мобилизованных работников, то в 2015 году в бюджете предусмотрено 1,8 млрд грн. на компенсации работодателям. Есть Порядок, согласно которому компенсировать предприятиям выплаты среднего заработка будет Министерство социальной политики через областные департаменты соцзащиты, а те, в свою очередь, через районные (городские) управления. Вопрос лишь в том, хватит ли этих средств. Все зависит от ситуации на востоке страны и от того, сколько волн мобилизации будет проведено. Не исключено, что возникнет необходимость в увеличении такого финансирования.

Также открытым остается вопрос выплаты компенсаций за 2014 год. Убеждена, что правительству следует вернуть израсходованные средства за прошлые периоды. Лично я буду на этом настаивать. Кабинет Министров должен понять, что замолчать эту проблему или просто о ней забыть не выйдет. Это худшая стратегия поведения из всех возможных вариантов. Сегодня люди не «проглотят» такое пренебрежение, когда на экране говорят одно, а действуют иначе.

1 из 1

Согласно изменениям, внесенным в ч. 3 ст. 119 КЗоТ, «мобилизационно-трудовые гарантии» не распространяются на работников, которые решили служить по контракту в мирное время, а не в период мобилизации или военного положения. Значит, их можно уволить на основании п. 3 ч. 1 ст. 36 КЗоТ. Что касается выплаты среднего заработка мобилизованным работникам (военнослужащим-контрактникам), то эти средства должны компенсировать за счет госбюджета.


– Почему Верховная Рада не определила четко период, в течение которого следует сохранять средний заработок за «воином предприятия»? Из нормы ч. 4 ст. 119 КЗоТ не следует, что место работы и средний заработок нужно сохранять только в период военной службы по первому контракту, например, первые пять лет. Как тогда быть? И почему здесь уже не упоминается компенсация среднего заработка из бюджета?

– Размытость этой нормы можно объяснить разве что неопределенностью ситуации на фронте. Пока что у нас очень шаткий мир. Он может быть нарушен в любой момент. Недаром говорят: хочешь мира – готовься к войне. Вероятность активизации боевых действий существует. А потому прогнозировать, сколько еще будут служить мобилизованные работники, часть из которых – контрактники, очень тяжело. Другое дело, что срок службы не может быть бесконечным.

– Сейчас открытым остается еще один вопрос: как проинформировать работодателя о принятом «воином предприятия» решении – продолжить службу уже по контракту? В какой срок и как именно он должен это сделать?

– В законодательстве об этом ничего не сказано. Думаю, что должно быть определенное взаимодействие между мобилизованным работником, военным командованием и самим предприятием. Формат цивилизованных отношений предусматривает, что о таких решениях обязательно надо уведомлять работодателя (при возможности – в индивидуальном порядке). Ведь руководитель предприятия имеет право знать, какие планы у его работника и следует ли на него рассчитывать в ближайшем будущем. Это нормальная трудовая этика. Хотя эти моменты можно выписать и в отдельном подзаконном акте.

– Изменения в ст. 119 КЗоТ не согласовываются с п. 3 ч. 1 ст. 36 КЗоТ. Последним установлено, что основанием для расторжения трудового договора является «призыв работника... на военную службу, направление на альтернативную (невоенную) службу, кроме призыва работника на военную службу по призыву во время мобилизации, на особый период, но не более одного года». Если руководствоваться этой нормой, то в ситуации, когда срок призыва во время мобилизации конкретного работника превысит один год, в первый же день второго года службы его нужно уволить. Однако в отдельных случаях ст. 119 КЗоТ запрещает это делать. Как быть?

– В такой ситуации Верховной Раде следует внести изменения в законодательство, привести все к одному знаменателя. Ведь несогласование между разными нормами может привести к серьезным последствиям – каждый будет трактовать законы так, как ему выгодно. Это недопустимо. Закон должен быть один для всех.

1 из 1

Парламент уточнил период, в течение которого работодатель обязан сохранять место работы и среднюю зарплату за «воином предприятия» – с начала прохождения военной службы и до принятия решения о демобилизации, но не более одного года. Однако вопрос относительно увольнения с работы такого работника-воина и до сих пор остается нерешенным.


– В свое время Вы были одним из инициаторов внедрения налогового компромисса. Какие основания для проведения проверок налогоплательщиков, которые подают уточняющие расчеты?

– Основанием для проведения документальной внеплановой проверки является представление расчетов за периоды, относительно которых не была осуществлена документальная проверка. При этом внеплановая проверка проводится исключительно по вопросам, касающимся расходов, которые учитываются при определении объекта обложения налогом на прибыль предприятий и/или суммы завышения налогового кредита по НДС.

– Какова дальнейшая судьба законопроекта от 04.12.14 г. № 1265 относительно усиления ответственности должностных лиц контролирующих органов?

– Этот проект находится на рассмотрении в парламентском комитете. Работаю над тем, чтобы его внесли в повестку дня и поддержали в сессионном зале Верховной Рады.

– Довольно актуальными для бизнеса являются вопросы, связанные с изъятием имущества и проведением обыска со стороны правоохранителей. Об этом свидетельствует Ваш законопроект от 19.02.15 г. № 2181, который обещает связать руки недобросовестным чиновникам. В чем его суть?

– Этот документ обязует следователей предоставлять копию протокола лицу, у которого было изъято имущество. Действующий Уголовный процессуальный кодекс отдает этот вопрос на откуп следователем. Вместе с тем этот кодекс никого не обязует предоставлять протокол обыска с описанием изъятого имущества. Вследствие этого невозможно довести, что у вас что-то забрали, а потом не отдалили. Это стимулирует рейдерство со стороны правоохранителей. Мы знаем много случаев, когда проводили обыски с изъятием имущества, спустя некоторое время подозрения снимались, но вернуть утраченное уже не удавалось. Принятие законопроекта № 2181 свяжет руки недобросовестным правоохранителям. Когда они будут понимать, что все задокументировано, желание прихватить чужое уменьшится.

– Что нового следует ожидать бизнеса в ближайшее время? Поделитесь Вашими мыслями и прогнозами относительно дальнейшего развития социально-экономической ситуации в стране.

– В контексте того, что происходит в Украине, предлагаю вместо слов «следует ожидать» употреблять другую фразу – «надо требовать». На мой взгляд, требовать необходимо европейских условий ведения бизнеса, прозрачной и простой системы администрирования налогов и т. п. Без этого мы просто не сможем доказать наше право на собственное государство.

Нужно четко осознавать: коррупционная система оказывает нам сопротивление. Есть большой пласт политиков и чиновников, которые не хотят реальных изменений. Одолеть это сопротивление мы сможем только при условии, что будем совместно действовать, давить на власть и требовать от нее соответствующих действий. Могу привести пример из своей парламентской практики. Чтобы «провести» тот или иной законопроект, необходимый для экономики, очень часто следует приложить сверхусилия. Без поддержки малого и среднего бизнеса, экспертов, предпринимательских ассоциаций, это делать все труднее.

Если каждый из нас будет стараться внести свой посильный вклад в общее дело, наша страна очень скоро изменится до неузнаваемости. Наш народ заслуживает лучшей жизни. Поэтому я верю, что так и будет. И это придает мне сил в работе.

Беседу вел Валентин Ковальский

Комментарии к материалу

Оформить подписку на раздел «Коммерция»

Надежные решения по бухучету, налогам и праву

810 грн. / квартал

Купить

Лучшие материалы

Оксана Продан: «На экране говорят одно, а действуют иначе»