• Быстрый поиск надежных решений
    и практической информации
Получите доступ к более 2 миллионов готовых решений, публикаций и обзоров
Оформить
подписку

Ксения Ляпина: «Украинский бизнес живет сегодняшним днем»

Политические события в Украине влияют на экономические показатели, прежде всего, на наполнение государственной казны. Как можно компенсировать недополученные средства? Насколько реален госбюджет–2014? На эти и другие вопросы отвечает Ксения Ляпина, председатель парламентского подкомитета по вопросам банкротства, собственности и других вещных прав.


Ксения Михайловна Ляпина – украинский политик, народный депутат Украины IV, V, VI и VII созывов.
Родилась 5 мая 1964 года в Киеве.
Имеет три высших образования. Окончила Киевский политехнический институт (1981–1987 гг.), инженер-математик; Украинский христианский университет бизнеса и технологий (1994 г.), бухгалтер-экономист; Киевский национальный экономический университет (2000–2002 гг.), магистр по правовому регулированию экономики.
В 2000–2005 годах – координатор проектов Института конкурентного общества.
В 2005–2007 годах – первый вице-президент Тендерной палаты Украины.
Является одним из соучредителей Института собственности и свободы.
Автор многочисленных публикаций по развитию предпринимательства.
Владеет украинским, русским, английским языками.


– Ксения Михайловна, Вам, как народному депутату, хорошо известно, что новый год ознаменовался новыми изменениями в Налоговый кодекс. Неужели принцип стабильности налогового законодательства так и останется только на бумаге?

– Еще три года назад, когда принимали этот Кодекс, я предупреждала: стабильности налогового законодательства не будет. Согласно Конституции ограничивать субъектов законодательной инициативы нельзя. Особенно, когда предложенные изменения поддержала Верховная Рада. Итак, на стабильность здесь надеяться не стоит. Однако такую минимальную норму, как введение новых налоговых норм хотя бы за полгода до нового госбюджета, можно было бы обеспечить. Почему этот принцип не обеспечивается? Потому что привыкли действовать в «ручном режиме».

– Насколько реалистичен новый госбюджет? В каких статьях наполнения доходной части могут возникнуть проблемы?

– Бюджет более чем минималистичный. И это при том, что доходная часть существенно выросла по сравнению с 2013 годом. На что пойдут деньги? Прежде всего, на содержание госаппарата и силовиков, для которых расходы увеличились почти на треть. За этот бюджет я даже ломаного гроша не дам. Дальнейшее обострение политических решений существенно повлияет и на экономические показатели, и на бюджетные поступления.

В результате массовых протестов индексы Украины полетели вниз. Что такое индексы? Это фактически влияние на стоимость денег, которые Минфин планировал получить через облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Теперь их стоимость – бумага.

– Миндоходов планировало уменьшить количество налогов в четыре раза (до 6). Не приведет ли такое сокращение к возникновению новых сборов вне юрисдикции Налогового кодекса, как это произошло с введением в действие судебного сбора?

– О чем мы говорим? Для чего реформируют систему налогообложения? Для улучшения поступлений в бюджет (фискальная функция), улучшения регуляторного климата и экономического стимулирования. Но такое предложение не решает этих задач. Основных налогов у нас и так не более 10, это налоги, которые платят все плательщики. Но есть еще и специальные налоги, которые платят только в определенных областях. Как ты их не комбинируй, существенно это не повлияет ни на бюджет, ни на регуляторный климат. Поэтому такие предложения только имитируют реформу и отвлекают от настоящих проблем в налоговой системе, а именно от проблем в отношениях налогоплательщиков и налоговиков.

– Утилизационный сбор себя не оправдал?

– К сожалению, проблема утилизации не была решена. Этот сбор был лоббистским решением отдельных бизнесменов и мало что дал стране. Например, жители приграничных районов его избежали: ездят на автомобилях, зарегистрированных на фирмы, которые не являются резидентами Украины.

– Электронные проверки – это сервис Миндоходов или обуза для бизнеса?

– В цивилизованной стране такой подход способствует облегчению бизнес-деятельности, поскольку речь идет об уменьшении влияния персонального общения и субъективной оценки. Однако в нашей стране это может превратиться в очередной пиар. У нас законы живут своей жизнью, а органы власти – своей.

– Почему многие законодательные нормы не работают в реальной жизни?

– Лицо, наделенное властными полномочиями, будет работать честно, если над ним висит топор в виде независимых судов и у него есть пряник в виде высокой зарплаты. То есть в случае провинности есть что терять. Почему немецкий чиновник работает, а украинский берет взятки? У немецкого есть будущее, связанное с социальной программой. А в случае нарушения никакие звонки «сверху» не помогут. Даже если в суд будет звонить сама Ангела Меркель.

– Какова сегодня тенденция роста от малого бизнеса к среднему? Или ее вообще нет?

– Нет. Малый бизнес может вырасти до среднего, когда есть система доступа к финансам. Существенное расширение бизнеса нужно обеспечивать деньгами. Для роста нужен перспективный план на несколько лет. А как его составить, если неизвестно, что будет завтра? Украинский бизнес живет сегодняшним днем. Выжил — и слава Богу! Малый бизнес продолжает выживать. Было время, когда бизнесмены рисковали, беря банковские кредиты для расширения. Однако кризис–2008 стал своеобразной «прививкой». У честных людей нет желания идти в банк, а с авантюристами банкиры сами не хотят иметь дело. По данным специалистов рынка, растут объемы потребительских кредитов. Это опасная тенденция, которая снова может привести к финансовому кризису.

– Раньше Вы критиковали инициативу правительства по корректировке упрощенной системы налогообложения. Ваша позиция осталась неизменной?

– Сегодняшняя «упрощенка» более-менее приемлема. Мечта предпринимателей – избавиться от единого социального взноса (ЕСВ), который приносит наибольший вред. Для малого бизнеса, который ведется не в Киеве, а в глухом селе, слишком дорого ежемесячно платить, скажем, 200 гривень единого налога и еще 400 гривень ЕСВ (плюс оплата за рабочее место).

– Международный валютный фонд определил, что доля теневой экономики Украины составляет 20 %. Насколько, по Вашему мнению, это соответствует реалиям?

– Думаю, в лучшие времена эта доля составляла 40–50 %. А сегодня, наверное, меньше: кризис в стране бьет и по теневой экономике. Точно измерить эту цифру невозможно. На то он и теневой бизнес, что его не видно. Но есть косвенные показатели. Их можно оценивать по уровню доходов и расходов. Баланс не сходится! В этом можно убедиться через органы государственной статистики, посмотрев на валовой доход в торговле. Он показывает, что объемы продаж товаров значительно больше, чем доходы. Еще один показатель — уровень безработицы. Люди теряют работу, но как-то живут. Также вы нигде не увидите баланс бензина: сколько его завезено в Украину и сколько продано?

– Нынешний КЗОТ не вписывается в современные социально-экономические реалии. Почему Верховная Рада до сих пор не приняла новый Кодекс о труде?

– КЗоТ принимали еще в советские времена, когда работодатель был один – государство. Тогда профсоюзы считались формой защиты работников от несправедливых действий должностных лиц. Сегодня в роли работодателя выступают как владельцы заводов, так и представители малого, среднего и крупного бизнеса. Вопрос отношений между работодателем и работником не решен. Чтобы принять новый Кодекс, нужно решить базовые вопросы. Они находятся в плоскости построения независимой судебной власти, реформы административного аппарата и борьбы с коррупцией. Пока этого нет, защитить права бизнеса или рядового гражданина можно только на бумаге...

Беседовал Валентин Ковальский

Комментарии к материалу

Оформить подписку на раздел «Коммерция»

Надежные решения по бухучету, налогам и праву

525 грн / квартал

Купить