• Быстрый поиск надежных решений
    и практической информации
Получите доступ к более 2 миллионов готовых решений, публикаций и обзоров
Оформить
подписку

Чего ждать бизнесу от налоговой реформы

Ольга Марчук

03.12.2015 115 0 1

Уполномоченный по вопросам предпринимательства при ГФС Тарас Качка: «Спрос на изменения довольно высокий, и его нужно удовлетворять»

Вопрос изменения налоговой системы сегодня живо обсуждается в бизнесе-среде. Подготовлены новые проекты законодательной базы, ведутся дискуссии относительно отдельных норм в цифровом эквиваленте. О том, чего ждать бизнесу в ближайшем будущем, – разговор с Уполномоченным по вопросам предпринимательства при Государственной фискальной службе Украины Тарасом Качкой.

– Господин Тарас, чем, на ваш взгляд, ныне не устраивает действующая налоговая система? Что надо менять глобально? И надо ли вообще?

– Довольно риторический вопрос, который можно разделить на несколько составляющих. В первую очередь это нагрузка на бизнес. Здесь следует говорить о ставках, базовых налогах, о том, сколько налогов нам необходимо собирать. Понятно, что сейчас очень большой спрос на налоговую либерализацию, уменьшение налогового бремени на конкретные предприятия. Но это связано не столько с налоговой реформой, сколько с реформой государственных расходов, ведь налоги должны взиматься согласно расходам государства. Поэтому вопрос уменьшения налоговых ставок на сто процентов обусловлен тем, сколько и на что тратит государство.

Впрочем, когда мы говорим о ставках, очень остро встает вопрос налогообложения фонда оплаты труда. В Украине этот фонд является одним из самых больших в европейском регионе, если не в мире. Налоговое отягощение оплаты труда является главной причиной работы предприятий в тени, что отрицательно влияет на экономику государства. Поэтому нужно прежде всего менять НДФЛ, ЕСВ, а также стараться максимально уменьшить ставки налогов, принимая во внимание существующий уровень расходов в Украине.

Относительно других составляющих налогового права, то здесь, безусловно, следует очень серьезно работать над тем, чтобы упростить текст Налогового кодекса, сделать его нормы четкими, предвиденными, хорошо администрированными, потому что ныне львиная доля всех жалоб, поступающих от бизнеса, касается не столько налогового бремени, сколько администрирования налогов. Поэтому спрос на изменения довольно высокий, и его нужно удовлетворять, в частности, работать над усовершенствованием налогового законодательства.

– Какова цель беспрерывных изменений правил игры в сфере налогообложения? 

– Если обратиться к основам права, латинским юридическим максим, то есть одно юридическое мнение, существующее уже более двух тысяч лет. Речь идет о том, что не надо менять нормы, которые все одинаково понимают и хорошо применяют. Но есть правила нормопроектирования авторов гражданского кодекса Франции, так называемого кодекса Наполеона, который длительное время считался чуть ли не самым идеальным с точки зрения нормообразования. Один из авторов этого кодекса советовал, как сделать хороший документ. По его версии, нужно написать, потом дать людям почитать, переписать еще и еще раз, и делать это до тех пор, пока документ не станет понятным для всех. Обе версии подтверждают, что мы должны совершенствовать и просматривать налоговое законодательство, пока не достигнем одинакового понимания налоговых правил и одинаковых подходов к их применению.

Однако не следует делать из этого трагедии. Во многих государствах по крайней мере раз в год пересматриваются ставки и база налогообложения в контексте бюджетного процесса, и это целиком приемлемо. В некоторых странах вопросы ставок и базы налогообложения обособлены от положений об администрировании налогов и изложены в специальном нормативном акте. Например, такое практикуют в Польше. Мировая практика свидетельствует, что можно выделить законы об НДС, корпоративном налоге и НДФЛ. Такой вариант можно применить для того, чтобы была стабильной часть, которая должна такой быть, и чтобы иметь возможность постоянно обновлять, адаптировать то, что касается финансовых показателей или фискальной нагрузки.

– Какие области экономики являются приоритетными для развития Украины и будут поддержаны государством в части налогообложения?

– Во-первых, украинская экономика достаточно диверсифицирована, и говорить, что какие-то области являются приоритетными, неуместно. Однако сегодня есть две сферы, бизнес-стратегия которых четко зависит от режима налогообложения. Это сельское хозяйство и ІТ-область. Для сельского хозяйства установлены льготы, и возникает вопрос, следует ли их отменять и когда. ІТ-область, в свою очередь, достаточно активно использует возможности упрощенной системы налогообложения, поэтому какие-либо изменения у упрощенцев существенным образом будут менять условия ведения этого бизнеса. Считаю, что здесь необходимо немного изменить риторику и говорить не столько о приоритетности этих областей экономики, сколько о том, что для этих областей построение каких-то бизнес-стратегий, понимание ценообразования, привлечение финансов базируется на режиме налогообложения, сложившемся на текущий момент. И сейчас, когда есть идеи существенным образом пересмотреть эти режимы, надо быть очень аккуратным, чтобы не подорвать эти бизнес-стратегии.

Итак, когда мы говорим о поддержке в сфере налогообложения, то нужно припомнить, что в Украине принят закон о государственной поддержке субъектов хозяйствования, которым очень ограничены условия, случаи и основания для предоставления помощи со стороны государства, в том числе в виде налоговых льгот. Поэтому, наверное, следует серьезно пересмотреть отношение к этим вещам.

– С 1 января 2015 года налог на прибыль рассчитывается по данным бухучета. Что-то надо менять в этом подходе? 

– Бизнес очень долго требовал, чтобы налог на прибыль рассчитывался на основе данных бухгалтерского учета. Сам подход, по моему мнению, менять не надо, хотя существует альтернативная идея изменения концепции налога на прибыль таким образом, чтобы взимать налог только с распределенной прибыли. Это коренным образом меняет подходы и к его администрированию. Когда же мы обращаемся к действующей редакции разд. ІІІ Налогового кодекса, то понятно, что нам все-таки надо поработать над его упрощением и четкостью формулировок. А с позиции практики считаю, что мы должны еще потерпеть год-два, по крайней мере для того, чтобы понять, насколько налоговые инспектора смогут аккуратно, правильно и корректно применять положения упомянутого раздела и оценивать данные бухгалтерского учета. Есть предположения, что с этим могут возникать определенные проблемы, связанные, в частности, с пониманием налоговыми инспекторами стандартов бухгалтерского учета, корректностью их оценок. Нужно будет очень старательно поработать над тем, чтобы одинаково профессионально оценивать данные и качество бухгалтерского учета, его корректность для целей налогообложения. Однако этот вопрос можно скорее решить путем повышения квалификационных знаний – обучение, тренинги.

– То есть вопрос в том, чтобы подучить инспекторов, и тогда все будет хорошо?

– Не совсем так. Большинство инспекторов хорошо умеют пользоваться данными бухгалтерского учета. Другое дело, какое решение будет приниматься на их основании. Бывают недоразумения с оценкой того или иного стандарта бухгалтерского учета или принятого бухгалтером решения.

– Налоговые разницы касаются, условно говоря, только крупных предприятий (с годовым доходом больше 20 млн грн.). Надо ли повышать или снижать планку?

– Считаю, что вопрос порога 20 млн грн. в год является горизонтальным. У нас мораторий на проверки таких предприятий, а предприятия с оборотом до 20 млн грн. имеют право на упрощенную систему налогообложения. Очевидно, если мы говорим о налоге на прибыль, он должен быть одинаковым для всех. Понятно, что когда мы хотим развивать свою налоговую практику, совершенствовать сферу налогообложения в Украине согласно мировым тенденциям, нам надо как можно больше субъектов перевести на нормальное ведение бухгалтерского учета и обычное взимание налога на прибыль, без распределения на крупные или маленькие предприятия. При этом учет для малого предприятия должен быть максимально простым, но недопустимо вообще не вести учет.

Должна быть сформирована общая культура качественного учета финансов предприятия. Украинское налоговое законодательство будет развиваться именно в этом тренде. В конце концов Министерство финансов строит свои инициативы на том, чтобы дойти до ситуации, когда малые, средние или крупные субъекты хозяйствования, которые пользуются упрощенной или общей системой налогообложения, составляли нормальную бухгалтерскую отчетность, которая давала бы возможность рассчитать налог на прибыль в обычном режиме.

– Следует ли просматривать состав налоговых разниц? Если да, то что предлагается и почему? 

– В прошлом году бизнес-сообщество выдвинуло идею максимально сократить или отказаться от налоговых разниц. Очевидно, если мы берем идею, что база налогообложения определяется на основе данных бухгалтерского учета, то должны минимизировать количество налоговых разниц и применять их лишь в том случае, когда это действительно необходимо. Поэтому я думаю, что такая тенденция будет сохраняться. Активный круг экспертов, принимающих участие в усовершенствовании разд. ІІІ Налогового кодекса (а среди них есть представители разного типа бизнеса – отечественного и международного, государственного и частного, крупного и малого), преимущественно сходится на мнении, что мы должны максимально сократить налоговые разницы и сделать этот перечень минимально достаточным.

– Какие изменения ожидаются в налогообложении доходов физических лиц, в частности заработной платы? Что это даст? 

– Существует два подхода. Изменения предлагает Министерство финансов и парламентский Комитет по вопросам налоговой политики. Впрочем. идея обеих проектов заключается в том, чтобы максимально сократить ставки НДФЛ и ЕСВ. Минфин предлагает установить обе ставки на уровне 20 %, а в парламентском проекте заложена базовая ставка 10 %. На самом деле эта цифра ограничена потребностями Пенсионного фонда и балансирования бюджета. Очевидно, что без решения вопросов с Фондом социального страхования едва ли можно будет говорить о каком-то смелом сокращении.

Дискуссия ведется и по поводу того, каков максимальный уровень базы для уплаты ЕСВ, сколько минимальных заработных плат будут пороговыми для его взимания. Минфин предлагает довести цифру до уровня 25 минимальных зарплат, а в комитете по этому поводу еще продолжаются дискуссии. Это также влияет на выплату заработной платы, наполнение бюджета и, в конце концов, возможность предоставления социальных льгот.

Минфин предлагает как соцльготу освободить всех от уплаты НДФЛ в рамках одной минимальной зарплаты. Это довольно существенная норма для всех заработных плат и достаточно важный шаг к внедрению этого минимального порогового значения, с которого начинается уплата НДФЛ во многих государствах. Этот порог в годовом эквиваленте довольно высокий, и именно он должен быть главным фактором социального влияния на НДФЛ.

– Какие перспективы имеет упрощенная система налогообложения? К чему готовиться бизнесу?

– Нужно быть готовыми к тому, что упрощенная система налогообложения сохранится. Ныне ее преимущества видят все – и государство, и бизнес. Другое дело, что эта система создала социальные перекосы между лицами, которые выполняют одну работу, а уплачивают разные суммы налогов. Поэтому это бремя нужно облегчить. Очевидно также, что пороговые показатели, такие, как, например, 20 млн грн. для третьей группы единщиков, являются немного великоватыми и приводят к созданию внутренних офшоров, а также перекосов в государственном бюджете. Поэтому речь идет об уменьшении порогового показателя до уровня, приемлемого для субъектов малого предпринимательства, а вилка этого порога (по разным версиям налоговой реформы – от 2 до 5 млн грн.) будет определяться во время принятия законопроекта.

Единственное, к чему всем точно следует готовиться, – грамотное ведение бухгалтерского учета, ведь рано или поздно корректный бухучет станет сверхважным для всех субъектов хозяйствования.

– Болезненной темой для бизнеса стало в этом году введение электронного администрирования НДС и РРО. Каковы результаты на сегодня? Что планируется изменить и зачем? 

– Система электронного администрирования НДС – вещь сложная с точки зрения администрирования, но сложность ее заключается в том, что все должны научиться правильно ею пользоваться – и налогоплательщики, и Государственная фискальная служба. Мы переживаем довольно бурный год запуска и налаживания функционирования этой системы, поэтому понятно, что критики и сетований достаточно. Но ныне система работает, бизнес видит преимущества с точки зрения ее прозрачности. Однако наибольшего эффекта ожидаем в будущем, поскольку система электронного администрирования должна создать для налогоплательщиков не только дополнительные обязанности, но и дополнительные преимущества.

Максимальная прозрачность, электронизация позволит государству уменьшить количество проверок, отказаться от дополнительных проверок правильности учета всех цифр, касающихся НДС. Поэтому сейчас, когда бизнес уже научился работать с этой системой, шаг за государством – к уменьшению контрольных действий в сфере НДС, решению проблемы возмещения налога. Мы видим, что это можно сделать. Считаю, что сегодня мы должны совершенствовать эту систему, откорректировать правила ее функционирования. И главное – упростить контроль за правильностью администрирования НДС предприятиями.

– Вы больше четырех месяцев являетесь Уполномоченным по вопросам предпринимательства при Государственной фискальной службе, и за это время, наверное, уже очертился круг наиболее существенных проблем предпринимателей, интересы которых вы представляете. Что их беспокоит больше всего? 

– Больше всего предприниматели жалуются на администрирование налогов и проверочную работу. Вопрос не в частоте проверок, а в том, что по их результатам довольно часто принимаются решения, базирующиеся на необоснованном и неправильном толковании фактов или норм права. Причем последнее случается чаще. Фактически значительная часть жалоб касается того, что предприятие проверили, а в акте написали бессмыслицу, которую надо исправлять, и, к сожалению, это явление носит системный характер.

– С каких регионов поступает больше всего жалоб? 

– Период моей работы не такой репрезентативный, чтобы делать выводы. Но главное открытие – проблемы есть у любого бизнеса, маленького, среднего или крупного, и во всех регионах Украины, как и во всех областях. Главная особенность в том, что по большому счету жалуются все. Однако следует понимать, что вопреки большому количеству жалоб процент нормальной квалифицированной работы ГФС также довольно высокий. А жалобы дают возможность четче выявить направления изменений и подтверждают, что надо провести продолжительную кропотливую работу не только по замене людей, но и по корректировке корпоративной культуры.

– Каким образом планируете в дальнейшем защищать предпринимателей, вообще бизнес? Разработали стратегию такой работы?

– В первую очередь должно быть восстановлено доверие к апелляционному административному обжалованию в рамках Государственной фискальной службы путем упрощения процедур, объективности в работе, привлечения внешних экспертов. Есть довольно много предложений, и я думаю, что до конца года можно улучшить работу этого направления ГФС. Если удастся сделать запланированное, то количество жалоб, поступающих ко мне, значительно уменьшится. Второй момент – это, разумеется, НДС, где есть проблемы возмещения и функционирования системы администрирования. Однако эти вопросы системные, их можно отрегулировать в пределах налоговой реформы или изменения налогового законодательства. Я думаю, что здесь стратегия и тактика тоже понятны. Остальные вопросы такого формата можно решить в индивидуальном порядке.

Интервью подготовила Ольга Марчук

Комментарии к материалу

Оформить подписку на раздел «Коммерция»

Надежные решения по бухучету, налогам и праву

525 грн / квартал

Купить